Архив автора Светлана Бирюкова

Автор:Светлана Бирюкова

Модельные проекты МПА по инициативному бюджетированию

С 01.01.2021 вступает в силу Федеральный закон от 20.07.2020 № 236-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», которым  установлены единые требования к процессам инициативного бюджетирования, а также , прямо установлена необходимость принятия муниципальных правовых актов, необходимых для его реализации.

Советом муниципальных образований разработан модельный проект решения представительного органа местного самоуправления во исполнение требований Федерального закона № 236-ФЗ, на который получено положительное заключение прокуратуры Ульяновской области.

Проект модельного МПА 

Заключение прокуратуры Ульяновской области

Для муниципальных районов модельный проект модифицирован, заключение на данный проект не запрашивалось в связи с тем, что отличия носят уточняющий характер

Модельный проект для муниципальных районов

Автор:Светлана Бирюкова

Разъяснения Комитета Госдумы по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления по вопросам обработки биометрических персональных данных образовательными организациями

Разъяснения Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ о некоторых нормах Федерального закона от 27.07.2006          № 152-ФЗ «О персональных данных»

 

Письмо № ОП-П24-070-19433 от 17.07.2020 г.

Порядок обработки биометрических персональных данных регулируется ст. 11 Закона о персональных данных. В соответствии с ч. 1 ст. 11 Закона о персональных данных сведения, которые характеризуют физиологические и биологические особенности человека, на основании которых можно установить его личность (биометрические персональные данные и которые используются оператором для установления личности субъекта персональных данных, могут обрабатываться только при наличии согласия в письменной форме субъекта персональных данных, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 настоящей статьи.

Фотографические изображения посетителей организации, содержащиеся в системе контроля управления доступа (СКУД), будут являться биометрическими персональными данными, поскольку они характеризуют физиологические и биологические особенности человека, позволяют установить, принадлежит ли данному лицу предъявляемый СКУД пропуск, на основе которого можно установить его личность путем сравнения фото с лицом предъявителя пропуска и указываемых владельцем пропуска фамилии,имени и отчества с указанными в СКУД.

Таким образом, фотографическое изображение и иные сведения, используемые для обеспечения однократно и/или многократного прохода на охраняемую территорию и установления личности гражданина, также относятся к биометрическим персональным данным.

В качестве одного из оснований обработки биометрических персональных данных установлено наличие согласия в письменной форме субъекта персонально данных.

Положениями ч. 2 ст. 11 Закона о персональных данных установлены случаи, при наступлении которых согласие в письменной форме субъекта персональных данных, не требуется.

Так, согласно указанной норме обработка биометрические персональных данных может осуществляться без согласия субъекта персональных данных в связи с реализацией международных договоров Российской Федерации о реадмиссии, в связи с осуществлением правосудия и исполнением судебных актов, в связи с проведением обязательной государственной дактилоскопической регистрации, а также в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации об обороне, о безопасности, о противодействии терроризму, о транспортной безопасности, о противодействии коррупции, об оперативно-разыскной деятельности, о государственной службе, уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации, законодательством Российской Федерации о порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию, о гражданстве Российской Федерации.

Общий подход предоставления согласия, закрепленный в ч. 2 ст. 9 Закона о персональных данных, предусматривающий предоставление согласия субъекта персональных данных или его законного представителя в случае обработки биометрических персональных данных не применим, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 11 Закона о персональных данных соответствующее согласие в письменной форме может быть предоставлено исключительно субъектом персональных данных. Возможность делегирования права предоставления согласия в указанном случае законодательством Российской Федерации в области персональных данных не установлено.

Во всех случаях, не подпадающих под указанные в ч. 2 ст. 11 Закона о персональных данных, необходимо получение от субъекта личного согласия в письменной форме на обработку его биометрических персональных данных.

Таким образом, обработка биометрических персональных данных учащихся с согласия в письменной форме законного представителя субъекта персональных данных на обработку его биометрических персональных данных не допускается, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 11 Закона о персональных данных.

С учетом изложенного, законодательством Российской Федерации не предусмотрены случаи, предполагающие обработку биометрических персональных данных в целях установления личности для осуществления пропускного режима, в том числе в образовательные учреждения.

Таким образом, законодательством Российской Федерации в области персональных данных порядок и условия обработки биометрических персональных данных несовершеннолетних лиц не предусмотрены, что исключает наличие оснований для осуществления такой обработки образовательными учреждениями.

В соответствии с решениями, принятыми на совещании по вопросу соблюдения требований законодательства Российской Федерации в области персональных данных при подключении образовательных учреждений к программно-аппаратным комплексам с применением технологии распознавания лиц и обработки биометрических персональных данных, состоявшемся 24.01.2020, соответствующие рекомендации по применению положений Закона о персональных данных при обработке биометрических персональных данных несовершеннолетних направлены в адрес Минпросвещения России и Рособрнадзора.

Дополнительно сообщаем, что согласно позиции ФСБ России, обработка биометрических персональных данных образовательными учреждениями также не подпадает под исключения, установленные ч. 2 ст. 11 Закона о персональных данных.

Пунктом 6.6 Положения о Министерстве цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации (далее — Министерство), утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 02.06.2008 № 418, предусмотрено, что Министерство вправе давать государственным органам, органам местного самоуправления, юридическим и физическим лицам разъяснения по вопросам, отнесенным к сфере ведения Министерства. В этой связи отмечаем, что настоящее письмо не содержит правовых норм или общих правил, конкретизирующих нормативные предписания, и не является нормативным правовым актом. Данное письмо носит информационно-разъяснительный характер по вопросам компетенции Министерства.

Практические рекомендации

по применению положений Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных» при обработке биометрических

персональных данных несовершеннолетних

 

Порядок обработки биометрических персональных данных регулируется ст, 11 Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных» (далее — Закон о персональных данных).

 

В соответствии с ч, 1 ст. 11 Закона о персональных данных сведения, которые характеризуют физиологические и биологические особенности человека, на основании которых можно установить его личность (биометрические персональные данные) и которые используются оператором для установления личности субъекта персональных данных, могут обрабатываться только при наличии согласия в письменной форме субъекта персональных данных, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 настоящей статьи.

 

Следовательно, к биометрическим персональным данным относятся физиологические данные (дактилоскопические данные, радужная оболочка глаз, голос, анализы ДНК и другие), а также иные физиологические или биологические характеристики человека, в том числе, изображение человека (фотография и видеозапись).

Биометрические персональные данные будут являться таковыми при наличии условий:

—    они признаны таковыми в силу положений нормативных правовых актов;

—    они характеризуют физиологические и биологические особенности человека, на основании которых можно установить его личность;

—    они используются оператором для установления личности субъекта персональных данных.

Фотографические изображения посетителей организации, содержащиеся в системе контроля управления доступа (СКУД), будут являться биометрическими персональными данными, поскольку они характеризуют физиологические и биологические особенности человека, позволяют установить, принадлежит ли данному лицу предъявляемый СКУД пропуск, на основе которого можно установить его личность путем сравнения фото с лицом предъявителя пропуска и указываемых владельцем пропуска фамилии, имени и отчества с указанными в СКУД.

Таким образом, фотографическое изображение и иные сведения, используемые для обеспечения однократного и/или многократного прохода на охраняемую территорию и установления личности гражданина, также относятся к биометрическим персональным данным.

Отпечатки пальцев человека являются биометрическими персональными данными (дактилоскопической информацией), обработка которых осуществляется только в случаях установленных Федеральным законом от 25.07.1998 № 128-ФЗ «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации», которым четко определены виды и порядок проведения дактилоскопической регистрации. Обработка указанных данных в иных случаях, действующим законодательством не предусмотрена.

Так, согласно ст. 1 Федерального закона от 25.07,1998 № 128-ФЗ «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации» (далее — Закон № 128-ФЗ) государственная дактилоскопическая регистрация — деятельность, осуществляемая органами исполнительной власти по получению, учету, хранению, классификации и выдаче дактилоскопической информации, установлению или подтверждению личности человека.

В Российской Федерации проведение государственной дактилоскопической регистрации, а также использование дактилоскопической информации осуществляются в целях идентификации личности человека.

Проведение государственной дактилоскопической регистрации возможно в случаях:

—    розыска пропавших без вести граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства;

—    установления личности человека по отпечаткам пальцев (ладоней) рук неопознанного трупа;

—    установления личности граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства, не способных по состоянию здоровья или возрасту сообщить данные о своей личности либо не имеющих документов, удостоверяющих личность;

— подтверждения личности граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства;

—    предупреждения, раскрытия и расследования преступлений, а также предупреждения и выявления административных правонарушений.

Таким образом, дактилоскопическая регистрации посетителей для осуществления однократного/многократного пропуска на территорию не подпадает под действие Закона № 128-ФЗ. Следовательно, в таком случае осуществляется обработка биометрических персональных данных, не предусмотренная законом. Данное деяние образует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 13.11 КоАП РФ.

Правовые основания обработки персональных данных установлены ч. 1 ст. 6 Закона о персональных данных.

Вместе с тем, правовое регулирование обработки биометрических персональных данных выделено в отдельной статье 11 Закона о персональных данных, которой определены правовые основания обработки указанной категории персональных данных.

В качестве одного из оснований обработки биометрических персональных данных установлено наличие согласия в письменной форме субъекта персональных данных.

Положениями ч. 2 ст. 11 Закона о персональных данных установлены случаи, при наступлении которых согласие в письменной форме субъекта персональных данных, не требуется.

Так, согласно указанной норме обработка биометрических персональных данных может осуществляться без согласия субъекта персональных данных в связи с реализацией международных договоров Российской Федерации о реадмиссии, в связи с осуществлением правосудия и исполнением судебных актов, в связи с проведением обязательной государственной дактилоскопической регистрации, а также в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации об обороне, о безопасности, о противодействии терроризму, о транспортной безопасности, о противодействии коррупции, об оперативно-разыскной деятельности, о государственной службе, уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации, законодательством Российской Федерации о порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию, о гражданстве Российской Федерации, при обработке биометрических персональных данных несовершеннолетних лиц.

Полагаем необходимым отметить, что общий подход предоставления согласия, закрепленный в ч. 1 ст. 9 Закона о персональных данных, предусматривающий предоставление согласия субъекта персональных данных или его законного представителя в случае обработки биометрических персональных данных не применим, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 11 Закона о персональных данных соответствующее согласие в письменной форме может быть предоставлено исключительно субъектом персональных данных. Возможность делегирования права предоставления согласия в указанном случае законодательством Российской Федерации в области персональных данных не установлено.

Во всех случаях, не подпадающих под указанные в ч. 2 ст. 11 Закона о персональных данных, необходимо получение от субъекта личного согласия в письменной форме на обработку его биометрических персональных данных.

Таким образом, обработка биометрических персональных данных учащихся с согласия в письменной форме законного представителя субъекта персональных данных на обработку его биометрических персональных данных не допускается, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 11 Закона о персональных данных.

С учетом изложенного, законодательством Российской Федерации не предусмотрены случаи, предполагающие обработку биометрических персональных данных в целях установления личности для осуществления пропускного режима, в том числе в образовательные учреждения.

Таким образом, законодательством Российской Федерации в области персональных данных порядок и условия обработки биометрических персональных данных несовершеннолетних лиц не предусмотрены, что исключает наличие оснований для осуществления такой обработки образовательными учреждениями.

В этой связи в случае осуществления образовательными учреждениями обработки биометрических персональных данных несовершеннолетних лиц, необходимо принять меры по прекращению обработки биометрических персональных данных учащихся (несовершеннолетних) и их уничтожению (при наличии базы данных).

Автор:Светлана Бирюкова

Разъяснения Комитета Госдумы по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления о некоторых аспектах образования городских и муниципальных округов путем объединения поселений в составе муниципального района и статуса населенных пунктов в границах объединяемых поселений после их вхождения в состав городского, муниципального округа

О некоторых аспектах образования городских и муниципальных округов путем объединения поселений в составе муниципального района и статуса населенных пунктов в границах объединяемых поселений после их вхождения в состав городского, муниципального округа

1. Федеральным законом от 1 мая 2019 года № 87-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» введен новый вид муниципального образования – муниципальный округ и одновременно скорректировано понятие городского округа.

Критериями разграничения муниципальных и городских округов является доля городского населения, доля площади городских территорий и плотность населения.

Совокупность населенных пунктов (как городских, так и сельских) может быть наделена статусом городского округа при условии, что 1) в городских населенных пунктах в его составе проживает не менее двух третей населения,  2) совокупный размер территорий сельских населенных пунктов не превышает в два и более раза площадь территорий городских населенных пунктов, 3) плотность населения в пять и более раз превышает среднюю плотность населения в Российской Федерации (пункт 3.3 части 1 статьи 11 Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон № 131-ФЗ).

Соответственно, статусом муниципального округа может быть наделена территория, объединяющая несколько населенных пунктов в случае, если она не отвечает вышеизложенным критериям.

2. Комитет неоднократно обращал внимание, что действующим законодательством не предусмотрено преобразование муниципальных районов в городской округ. Федеральным законом № 131-ФЗ предусмотрена лишь такая форма преобразования муниципальных образований, как объединение всех поселений, входящих в состав муниципального района, с городским округом (часть 3.1 статьи 13).

Объединение двух и более поселений возможно только при условии, если это не влечет изменения границ иных муниципальных образований, причем это  осуществляется с согласия населения каждого из поселений, выраженного представительным органом каждого из объединяемых поселений (часть 3 статьи 13 Федерального закона № 131-ФЗ). Таким образом, в этой норме речь идет об объединении нескольких поселений в одно, которое остается в составе того же муниципального района. В случае объединения всех поселений в составе муниципального района в городской округ происходит упразднение муниципального района, т.е. это влечет изменение границ иного муниципального образования помимо объединяемых поселений. Одновременно устанавливаются границы нового (т.е. также «иного», не существовавшего на момент объединения поселений) муниципального образования – городского округа. Кроме того, при этом также полностью упраздняются поселения как вид муниципального образования, вместо создания нового поселения на базе объединяемых. Поэтому объединение всех поселений в составе района в городской округ не отвечает требованиям части 3 статьи 13 Федерального закона № 131-ФЗ.

По смыслу статьи 13 Федерального закона № 131-ФЗ, ее нормами предусмотрен исчерпывающий (закрытый) перечень форм преобразования муниципальных образований. В связи с этим осуществление преобразований в формах, не предусмотренных данным законом, недопустимо.

Таким образом, объединение всех поселений в составе муниципального района в городской округ, по мнению Комитета, не соответствует Федеральному закону № 131-ФЗ.

3. В Федеральном законе № 131-ФЗ отсутствует понятие городских округов с внутригородскими поселениями. Городской округ, в отличие от муниципального района, не имеет в своем составе муниципальных образований — поселений (статьи 2, 11 Федерального закона № 131-ФЗ).

В Федеральном законе № 131-ФЗ предусмотрен городской округ с внутригородским делением – это городской округ, в котором в соответствии с законом субъекта Российской Федерации образованы внутригородские районы как внутригородские муниципальные образования. Частью 1 статьей 16.2 данного федерального закона установлен перечень вопросов местного значения внутригородских районов. Полномочия органов местного самоуправления городского округа с внутригородским делением и органов местного самоуправления внутригородских районов по решению указанных вопросов местного значения внутригородских районов могут разграничиваться законами субъекта Российской Федерации между органами местного самоуправления городского округа с внутригородским делением и органами местного самоуправления внутригородских районов (часть 3 статьи 16.2 Федерального закона № 131-ФЗ). Законами субъекта Российской Федерации и уставом городского округа с внутригородским делением и принятыми в соответствии с ними уставом внутригородского района за внутригородскими районами могут закрепляться также иные вопросы из числа установленных частью 1 статьи 16 Федерального закона № 131-ФЗ вопросов местного значения городских округов.

Таким образом, вопросы местного значения, установленные частью 1 статьи 16.2 Федерального закона № 131-ФЗ, не могут передаваться в ведение городских округов, но полномочия по их решению могут разграничиваться между органами местного самоуправления городских округов и внутригородских районов законами субъекта Российской Федерации.

4. При объединении поселений с городским округом поселения утрачивают статус муниципального образования и входят в состав территории городского округа в качестве населенных пунктов, не являющихся муниципальными образованиями, если одновременно не осуществлена ликвидация данных населенных пунктов как административно-территориальных образований и включение их в состав территории города (часть 3.1 статьи 13 Федерального закона № 131-ФЗ).

5,6,7. В соответствии с частью 8 статьи 47 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» педагогические работники, проживающие и работающие в сельских населенных пунктах, рабочих поселках (поселках городского типа), имеют право на предоставление компенсации расходов на оплату жилых помещений, отопления и освещения.

Программы «Земский доктор», «Земский фельдшер» распространяются на медицинских работников (врачей, фельдшеров), прибывших (переехавших) на работу в сельские населенные пункты, либо рабочие поселки, либо поселки городского типа, либо города с населением до 50 тыс. человек (п. 1 Приложения № 8 к государственной программе Российской Федерации «Развитие здравоохранения»).

Под сельской местностью в ведомственной программе «Устойчивое развитие сельских территорий» понимаются сельские поселения или сельские поселения и межселенные территории, объединенные общей территорией в границах муниципального района, а также сельские населенные пункты и рабочие поселки, входящие в состав городских округов (за исключением городских округов, на территориях которых находятся административные центры субъектов Российской Федерации), городских поселений и внутригородских муниципальных образований г. Севастополя, на территориях которых преобладает деятельность, связанная с производством и переработкой сельскохозяйственной продукции. Перечень таких сельских населенных пунктов и рабочих поселков на территории субъекта Российской Федерации определяется высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации или органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации, уполномоченным высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации.

Таким образом, возможность сохранения «сельских» льгот и участия в указанных выше программах для жителей сельской местности зависит от статуса населенных пунктов в составе объединяемых поселений после их вхождения в городской округ. Если они сохранят прежний статус или войдут в состав других населенных пунктов, подпадающих под вышеизложенные критерии, на них по-прежнему будут распространяться приведенные правовые нормы. В противном случае данные преференции будут утрачены жителями таких населенных пунктов.

8. Объединение рабочих поселков и вхождение их в городской или муниципальный округ само по себе не влечет упразднение в них военно-учетных столов.

Полномочия Российской Федерации на осуществление воинского учета на территориях, на которых отсутствуют структурные подразделения военных комиссариатов, переданы федеральным законом органам местного самоуправления поселений и органам местного самоуправления городских округов (часть 2 статьи 8 Федерального закона от 28 марта 1998 № 53-ФЗ
«О воинской обязанности и военной службе»). С учетом статьи 2 Федерального закона № 87-ФЗ данные положения распространяются и на муниципальные округа.

Совокупность таких полномочий именуется первичным воинским учетом. Органы местного самоуправления поселений и органы местного самоуправления городских округов осуществляют первичный воинский учет граждан, проживающих или пребывающих на территориях указанных муниципальных образований.

Таким образом, Вопрос организации воинского учета, в том числе размещение военно-учетных столов на территории муниципального образования, решается органами местного самоуправления самостоятельно, исходя из географических и иных особенностей территории.

9. В соответствии со статьей 2 Федерального закона № 87-ФЗ до 1 января 2025 года муниципальные округа участвуют в бюджетных, налоговых, гражданских и иных правоотношениях, органы местного самоуправления муниципальных округов решают вопросы местного значения, осуществляют установленные полномочия и права, соблюдают требования и исполняют предписания федеральных законов и принятых в соответствии с ними иных нормативных правовых актов Российской Федерации наравне с городскими округами и органами местного самоуправления городских округов, если иное не предусмотрено указанными федеральными законами и принятыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также переходными положениями или нормами о вступлении в силу законов субъектов Российской Федерации, в соответствии с которыми муниципальные образования наделяются статусом муниципального округа. Таким образом, в части определения величины окладов муниципальных служащих к муниципальным округам должны применяться требования, установленные законами субъектов Российской Федерации и муниципальными правовыми актами для городских округов до специального урегулирования этого вопроса на региональном и муниципальном уровне.

10. После объединения поселений органы местного самоуправления в них упраздняются и принятые ими муниципальные правовые акты утрачивают силу. Применению подлежат муниципальные правовые акты, принимаемые органами местного самоуправления муниципального округа. Исходя из необходимости обеспечить единство правового и экономического пространства, равенство прав жителей муниципального округа, на всей его территории должны действовать единые нормативы арендных платежей, налогов и сборов.

Текст документа приведен в соответствии с публикацией на сайте http://komitet4.km.duma.gov.ru

Автор:Светлана Бирюкова

Разъяснения Госдумы РФ. В связи с изменением способа избрания главы ЗАТО и его компетенции в какой срок должны прекращаться полномочия главы ЗАТО, избранного на муниципальных выборах или из состава представительного органа ЗАТО? В данном случае, в какой срок должны прекращаться полномочия главы местной администрации назначенного на должность по контракту?

         Вопрос. В связи с изменением способа избрания главы ЗАТО и его компетенции в какой срок должны прекращаться полномочия главы ЗАТО, избранного на муниципальных выборах или из состава представительного органа ЗАТО? В данном случае, в какой срок должны прекращаться полномочия главы местной администрации назначенного на должность по контракту?
        Ответ. Согласно ч. 2 ст. 80 Федерального закона № 131-ФЗ особенности осуществления местного самоуправления в закрытых административно-территориальных образованиях (далее – ЗАТО) устанавливаются федеральными законами. При этом нормы п. 1 ст. 4 Закона Российской Федерации от 14 июля 1992 г. № 3297-1 «О закрытом административно-территориальном образовании» (далее – Закон № 3297-1) предусматривают, что структура, порядок формирования, полномочия и ответственность органов местного самоуправления городского округа ЗАТО определяются в соответствии с законодательством по вопросам местного самоуправления с учетом особенностей, установленных данным Законом.
Положениями п. 3 ст. 4 Закона № 3297-1 предусмотрено, что глава ЗАТО избирается представительным органом ЗАТО из числа кандидатов, представленных конкурсной комиссией по результатам конкурса, и возглавляет местную администрацию. При этом нормы Закона № 3297-1 не предусматривают иных способов избрания главы ЗАТО, предусмотренных нормами ч. 2 ст. 36 Федерального закона № 131-ФЗ.
Согласно ч. 3 ст. 2 Федерального закона от 3 июля 2016 г. № 297-ФЗ «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О закрытом административно-территориальном образовании» (далее – Федеральный закон № 257-ФЗ) глава ЗАТО, избранный на муниципальных выборах или из состава представительного органа ЗАТО до дня вступления в силу данного Федерального закона, продолжает осуществлять деятельность до истечения срока своих полномочий. При этом согласно ч. 3 ст. 40 Федерального закона № 131-ФЗ полномочия выборного должностного лица местного самоуправления начинаются со дня его вступления в должность и прекращаются в день вступления в должность вновь избранного должностного лица местного самоуправления. В связи с этим фактический срок пребывания в должности главы ЗАТО может превышать нормативный срок его полномочий, предусмотренный уставом ЗАТО. Учитывая изложенное, полномочия действующего главы муниципального образования прекратятся в день вступления в должность вновь избранного главы муниципального образования. При этом следует отметить, что независимо от способа его избрания, а также от того, исполняет он полномочия руководителя
местной администрации или председателя представительного органа муниципального образования, статус главы муниципального образования имеет комплексный характер, который нельзя разделять.
Таким образом, действующий глава ЗАТО будет продолжать исполнять свои полномочия в полном объеме, в том числе в части осуществления руководства представительным органом ЗАТО до вступления в должность нового главы муниципального образования. В связи с этим, глава ЗАТО, избранный на муниципальных выборах 9 сентября 2013 года, после начала работы представительного органа ЗАТО нового созыва, который будет избран в сентябре 2018 года в день единого голосования, будет продолжать осуществлять полномочия председателя представительного органа ЗАТО нового созыва до избрания нового главы ЗАТО в соответствии с требованиями Федерального закона № 297-ФЗ.
Согласно ч. 1 ст. 37 Федерального закона № 131-ФЗ контракт с главой местной администрации заключается на срок полномочий представительного органа муниципального образования, принявшего решение о назначении лица на должность главы местной администрации (до дня начала работы представительного органа муниципального образования нового созыва), но не менее чем на два года. В соответствии с ч. 5 ст. 2 Федерального закона № 297-ФЗ со дня вступления в должность главы ЗАТО, исполняющего полномочия главы местной администрации, в соответствии с п. 14 ч. 10 ст. 37 Федерального закона № 131-ФЗ полномочия главы местной администрации ЗАТО, назначенного на должность главы местной администрации по контракту, заключаемому по результатам конкурса на замещение указанной должности, прекращаются досрочно.
Следует отметить, что нормы ч. 3 ст. 34 Федерального закона № 131-ФЗ предусматривают, что порядок формирования, полномочия, срок полномочий, подотчетность, подконтрольность органов местного
самоуправления, а также иные вопросы организации и деятельности указанных органов определяются уставом муниципального образования в соответствии с законом субъекта Российской Федерации. Кроме того, согласно ч. 12 ст. 37 Федерального закона № 131-ФЗ в случае досрочного прекращения полномочий главы местной администрации либо применения к нему по решению суда мер процессуального принуждения в виде заключения под стражу или временного отстранения от должности его полномочия временно исполняет должностное лицо местного самоуправления или уполномоченный муниципальный
служащий, определяемые в соответствии с уставом муниципального образования. Полагаем, что данную норму по аналогии можно применить в случае, когда глава местной администрации прекращает свои
полномочия со дня начала работы представительного органа муниципального образования нового созыва до избрания нового главы муниципального образования, который будет исполнять полномочия главы
местной администрации в силу требований специального федерального закона.
В связи с этим, по нашему мнению в указанном случае, представительный орган ЗАТО нового созыва должен назначить должностное лицо местного самоуправления или уполномоченного муниципального служащего, определяемого в соответствии с уставом ЗАТО, которое будет временно исполнять обязанности главы местной администрации ЗАТО до избрания данным представительным органом главы ЗАТО
из числа кандидатов, представленных конкурсной комиссией по результатам конкурса.

Практика применения законодательства о местном самоуправлении в разъяснениях Комитета Государственной Думы по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления. – М.: Издание Государственной Думы, 2018. – 320 с.

Автор:Светлана Бирюкова

Разъяснения Госдумы РФ. В ст. 79 Федерального закона № 131-ФЗ установлено, что в городах федерального значения – субъектах Российской Федерации перечень вопросов местного значения определяется законами указанных субъектов Федерации. Должны ли указанные вопросы местного значения соответствовать вопросам местного значения, определенным Федеральным законом № 131-ФЗ, если да, то определенным в какой из ст. 14, 15 или 16? Какие органы должны решать вопросы местного значения, не отнесенные к вопросам местного значения внутригородских муниципальных образований городов федерального значения?

        Вопрос. В ст. 79 Федерального закона № 131-ФЗ установлено, что в городах федерального значения – субъектах Российской Федерации перечень вопросов местного значения определяется законами указанных субъектов Федерации.
       Должны ли указанные вопросы местного значения соответствовать вопросам местного значения, определенным Федеральным законом № 131-ФЗ, если да, то определенным в какой из ст. 14, 15 или 16?
       Какие органы должны решать вопросы местного значения, не отнесенные к вопросам местного значения внутригородских муниципальных образований городов федерального значения? 

        Ответ. В соответствии с ч. 3 ст. 79 Федерального закона № 131-ФЗ перечень вопросов местного значения внутригородских муниципальных образований городов федерального значения определяется законом города федерального значения из числа вопросов местного значения, установленных Федеральным законом. Хотя в Федеральном законе № 131-ФЗ не указывается положениями какой из ст. 14, 15 или 16 следует при этом руководствоваться. Сопоставление установленных в них перечней вопросов местного значения и анализ уровня социально-экономического развития городов федерального значения показывает, что наиболее полно отражают потребности населения городов федерального значения в общественных услугах вопросы местного значения, установленные ст. 16 Федерального закона № 131-ФЗ.
Вопросы местного значения, установленные в Федеральном законе № 131-ФЗ и не включенные в перечень вопросов местного значения внутригородских муниципальных образований городов федерального
значения, должны решаться органами государственной власти городов федерального значения.

Практика применения законодательства о местном самоуправлении в разъяснениях Комитета Государственной Думы по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления. – М.: Издание Государственной Думы, 2018. – 320 с.

Автор:Светлана Бирюкова

Разъяснения Госдумы РФ. Применяются ли правила осуществления государственного контроля и надзора, предусмотренные ст. 77 Федерального закона № 131-ФЗ, к прокурорскому надзору, в том числе в части порядка и периодичности проведения проверок, запрета истребовать находящиеся в свободном доступе информацию и сведения от органов местного самоуправления, установления срока предоставления органами местного самоуправления информации по запросу и др.?

         Вопрос. Применяются ли правила осуществления государственного контроля и надзора, предусмотренные ст. 77 Федерального закона № 131-ФЗ, к прокурорскому надзору, в том числе в части порядка и периодичности проведения проверок, запрета истребовать находящиеся
в свободном доступе информацию и сведения от органов местного самоуправления, установления срока предоставления органами местного самоуправления информации по запросу и др.?
        Ответ. Ст. 77 Федерального закона № 131-ФЗ определяет общие правила осуществления контроля и надзора за деятельностью органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления и распространяется на все органы, уполномоченные на осуществление государственного контроля (надзора). Органы прокуратуры входят в систему федеральных государственных органов и представляют собой единую федеральную централизованную систему органов, осуществляющих от имени Российской
Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации (п. «о» ст. 71, ст. 129 Конституции Российской Федерации, п. 1 ст. 1, п. 2 ст. 21 Федерального закона от 17 января 1992 г. № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации»).
Выделение прокуратуры по тексту ст. 77 Федерального закона № 131-ФЗ из числа иных органов государственного контроля (надзора) связано, во‑первых, с особенностями предмета ее надзора (ч. 1),
а, во‑вторых, с ее особой ролью как органа, осуществляющего координацию деятельности иных органов государственного контроля (надзора) по планированию и проведению проверок в отношении органов
местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления (абз. третий ч. 22).
Таким образом, органы прокуратуры являются органами государственного надзора и на них в полной мере распространяются положения ст. 77 Федерального закона № 131-ФЗ, в том числе в части порядка и периодичности проведения проверок, запрета истребовать находящиеся в свободном доступе информацию и сведения от органов  местного самоуправления, установления срока предоставления органами местного самоуправления информации по запросу и др.

Практика применения законодательства о местном самоуправлении в разъяснениях Комитета Государственной Думы по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления. – М.: Издание Государственной Думы, 2018. – 320 с.

Автор:Светлана Бирюкова

Разъяснения Госдумы РФ. Распространяется ли действие ст. 77 Федерального закона № 131-ФЗ на контроль за исполнением органами местного самоуправления переданных им государственных полномочий?

         Вопрос. Распространяется ли действие ст. 77 Федерального закона № 131-ФЗ на контроль за исполнением органами местного самоуправления переданных им государственных полномочий?

        Ответ. Ст. 77 Федерального закона № 131-ФЗ регламентируется государственный контроль (надзор) за исполнением органами местного самоуправления Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, конституций (уставов), законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, уставов муниципальных образований и иных муниципальных нормативных правовых актов при осуществлении ими своих полномочий, т. е. за законностью деятельности органов местного
самоуправления.
Данный контроль осуществляется в таких формах, как плановые и внеплановые проверки деятельности органов местного самоуправления, запрос органа государственного контроля (надзора) о предоставлении информации, порядок осуществления которых также регламентирован ст. 77 Федерального закона № 131-ФЗ. При этом, по тексту закона, речь идет о контроле за законностью деятельности органов местного самоуправления при осуществлении как полномочий по решению вопросов местного значения, так и иных полномочий, закрепленных за ними в установленном порядке (ч. 2 ст. 77).
Таким образом, положения ст. 77 Федерального закона № 131-ФЗ подлежат применению в равной мере к контролю за осуществлением органами местного самоуправления государственных полномочий
субъектов Российской Федерации, переданных им законом субъекта Российской Федерации.
Что касается положений п. 6 ч. 6 ст. 19, ст. 21 Федерального закона № 131-ФЗ, в них речь идет о другом, более широком предмете контроля – об осуществлении органами местного самоуправления отдельных
государственных полномочий. Это подразумевает не только контроль за формальным соблюдением органами местного самоуправления действующего законодательства, но и наблюдение за содержанием их
деятельности по осуществлению переданных государственных полномочий, за качеством и эффективностью выполнения поставленных задач. Это связано с тем, что данные полномочия продолжают оставаться
государственными (передается лишь их осуществление), ответственность за состояние дел в соответствующей сфере несут органы государственной власти субъекта Российской Федерации, в т. ч. в порядке оценки эффективности их деятельности (ст. 26.3.2 Федерального закона № 184-ФЗ). В связи с этим за органами государственной власти сохраняется возможность в любой момент изъять неэффективно осуществляемые государственные полномочия. Все это подразумевает возможность и необходимость постоянного мониторинга качества деятельности органов местного самоуправления по осуществлению переданных государственных полномочий. Именно поэтому названными положениями Федерального закона № 131-ФЗ предусматривается, что порядок осуществления органами государственной власти контроля за осуществлением отдельных государственных полномочий, переданных органам местного самоуправления, и наименования органов, осуществляющих указанный контроль, определяется Федеральным законом, законами субъекта Российской Федерации, предусматривающими наделение органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями. При осуществлении такого регулирования следует учитывать, что порядок (включая периодичность) осуществления таких форм контроля, как плановые и внеплановые проверки деятельности органов местного самоуправления, запрос органа государственного контроля (надзора) о предоставлении информации регламентирован ст. 77 Федерального закона № 131-ФЗ и должен применяться в том числе для осуществления контроля за деятельностью органов местного самоуправления по осуществлению переданных им государственных полномочий.
Законами субъектов Российской Федерации могут предусматриваться дополнительные формы и методы наблюдения за реализацией органами местного самоуправления переданных им государственных
полномочий субъекта Российской Федерации, при проведении которых не требуется взаимодействие контролирующих органов и органов местного самоуправления и на последних не возлагаются обязанности
по предоставлению информации и исполнению требований контролирующих органов (установление критериев оценки эффективности деятельности по осуществлению переданных полномочий и осуществление такой оценки с определенной периодичностью, опрос граждан о степени удовлетворенности деятельностью органов местного самоуправления, проведение правовых экспертиз актов органов местного
самоуправления, принимаемых в связи с исполнением переданных им отдельных государственных полномочий и т. п.).

Практика применения законодательства о местном самоуправлении в разъяснениях Комитета Государственной Думы по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления. – М.: Издание Государственной Думы, 2018. – 320 с.

Автор:Светлана Бирюкова

Разъяснение Госдумы РФ. Что подразумевается под неудовлетворительной оценкой деятельности главы муниципального образования, данной два раза подряд: два раза подряд в течение года или два года подряд?

        Вопрос. Что подразумевается под неудовлетворительной оценкой деятельности главы муниципального образования, данной два раза подряд: два раза подряд в течение года или два года подряд?
        Ответ. В соответствии с ч. 11.1 ст. 35 Федерального закона № 131-ФЗ представительный орган муниципального образования заслушивает ежегодные отчеты главы муниципального образования. Термин «ежегодный» в законодательстве означает один раз в год. Например, Федеральным конституционным законом от 17 декабря 1997 г. № 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации» предусмотрено, что Правительство Российской Федерации представляет Государственной Думе ежегодный отчет о результатах своей деятельности. Согласно этой норме Правительство Российской Федерации отчитывается один
раз в год.
Согласно ст. 74.1 Федерального закона № 131-ФЗ одним из оснований удаления главы муниципального образования в отставку является неудовлетворительная оценка его деятельности представительным органом муниципального образования два раза подряд. При этом установлено, что оценка дается по результатам ежегодного отчета главы муниципального образования.
Таким образом, из указанных норм следует, что вопрос об удалении в отставку главы муниципального образования может рассматриваться в том случае, если его деятельность признана неудовлетворительной два года подряд.

Практика применения законодательства о местном самоуправлении в разъяснениях Комитета Государственной Думы по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления. – М.: Издание Государственной Думы, 2018. – 320 с.

Перейти к верхней панели