Архив категорий Информационные материалы

Автор:Светлана Бирюкова

Разъяснения Госдумы РФ. Может ли субъект Российской Федерации наделять казенное учреждение полномочиями органа государственной власти?

Вопрос: Может ли субъект Российской Федерации наделять казенное учреждение полномочиями органа государственной власти?

Ответ. Частью 3 статьи 15 Федерального закона от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Федеральный закон № 135-ФЗ) установлен запрет на совмещение функций федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, иных органов власти, органов местного самоуправления и функций хозяйствующих субъектов, за исключением случаев, установленных федеральными законами, указами Президента Российской Федерации, постановлениями Правительства Российской Федерации, а также наделение хозяйствующих субъектов функциями и правами указанных органов, в том числе функциями и правами органов государственного контроля и надзора, если иное не установлено Федеральным законом от 30 октября 2007 года № 238-ФЗ «О Государственной корпорации по строительству олимпийских объектов и развитию города Сочи как горноклиматического курорта», Федеральным законом от 1 декабря 2007 года № 317-ФЗ «О Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом» и Федеральным законом «О Государственной корпорации по космической деятельности «Роскосмос».

В соответствии с пунктом 5 статьи 4 Федерального закона № 135-ФЗ хозяйствующий субъект — коммерческая организация, некоммерческая организация, осуществляющая деятельность, приносящую ей доход, индивидуальный предприниматель, иное физическое лицо, не зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя, но осуществляющее профессиональную деятельность, приносящую доход, в соответствии с федеральными законами на основании государственной регистрации и (или) лицензии, а также в силу членства в саморегулируемой организации.

Статьей 6 Бюджетного кодекса Российской Федерации определено, что казенным учреждением является государственное (муниципальное) учреждение, осуществляющее оказание государственных (муниципальных) услуг, выполнение работ и (или) исполнение государственных (муниципальных) функций в целях обеспечения реализации предусмотренных законодательством Российской Федерации полномочий органов государственной власти (государственных органов) или органов местного самоуправления, финансовое обеспечение деятельности которого осуществляется за счет средств соответствующего бюджета на основании бюджетной сметы.

В соответствии с пунктом 3 статьи 161 Бюджетного кодекса Российской Федерации казенное учреждение может осуществлять приносящую доходы деятельность, только если такое право предусмотрено в его учредительном документе. Доходы, полученные от указанной деятельности, поступают в соответствующий бюджет бюджетной системы Российской Федерации.

Таким образом, казенное учреждение, хотя и является хозяйствующим субъектом в смысле нормы пункта 5 статьи 4 Федерального закона № 135-ФЗ, но может быть создано для осуществления отдельных функций органа власти, связанных с обеспечением его деятельности. Следовательно, казенное учреждение может быть наделено функциями органа власти, только если оно само не осуществляет деятельность в качестве хозяйствующего субъекта и не получает дохода на том товарном рынке, в отношении которого оно наделено какими-либо властными полномочиями (см. Письмо Федеральной антимонопольной службы Российской Федерации от 21 декабря 2018 года № СП/105171/18).

Разъяснение дано Комитетом Государственной Думы РФ по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления на официальном сайте Комитета.

Автор:Светлана Бирюкова

Позиция Комитета ГД РФ по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления по привлечению к административной ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления за не использование или не целевое использование земельных участков сельскохозяйственного назначения, поступивших в муниципальную собственность?

Вопрос: Какова позиция комитета по привлечению к административной ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления за не использование или не целевое использование земельных участков сельскохозяйственного назначения, поступивших в муниципальную собственность?

Ответ: Федеральным законом от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон № 131-ФЗ), среди прочего закреплено, что владение, пользование и распоряжение имуществом, находящимся в муниципальной собственности соответствующего муниципального образования, в состав которого могут входить и земельные участки сельскохозяйственного назначения, является вопросом местного значения и решается непосредственно органами местного самоуправления (пункт 3 части 1 статьи 14, пункт 3 части 1 статьи 15, пункт 3 части 1 статьи 16, пункт 3 части 1 статьи 16.2 Федерального закона № 131-ФЗ).

Таким образом, представляется, что целевое использование земельных участков сельскохозяйственного назначения, поступивших в муниципальную собственность, целесообразно рассматривать не только с точки зрения решения вопроса местного значения по содействию в развитии сельскохозяйственного производства, который в настоящее время является вопросом местного значения как поселений и муниципальных районов, а также муниципальных и городских округов (пункт 28 части 1 статьи 14, пункт 25 части 1 статьи 15, пункт 33 части 1 статьи 16 Федерального закона № 131-ФЗ), сколько с точки зрения необходимости эффективного управления муниципальным имуществом и предоставления земельных участков сельскохозяйственного назначения в аренду и/или собственность хозяйствующим субъектам (сельскохозяйственным производителям) посредством установленных земельным законодательством процедур.

Вместе с тем, отмечая наличие целого комплекса проблем в развитии сельского хозяйства в различных субъектах Российской Федерации, тем более на территориях сельских населенных пунктов, входящих в состав городских округов, следует также отметить, что зачастую у некоторых муниципальных образований (в частности городских округов) нет реальных возможностей в течение законодательно установленного срока (в течение года, в течение трех лет) изыскать возможности предоставления земельных участков, находящихся в муниципальной собственности, «эффективным собственникам», готовым начать целевое использование указанных земельных участков.

Однако следует указать и на иную тенденцию в отношении использования земельных участков сельскохозяйственного назначения, складывающуюся, например, в Московской области. Так, на территории населенных пунктов, входящих в состав отдельных городских округов, земли сельскохозяйственного назначения переводятся в категорию земель населенных пунктов, и далее распределяются по видам разрешенного использования, в том числе под строительство (многоэтажная застройка). Усугубление данных процессов может привести к негативным последствиям в системе оборота земель сельскохозяйственного назначения.

Таким образом, с указанной точки зрения необходимость наличия административной ответственности в части оборота земель сельскохозяйственного назначения, прямо установленная действующими нормами законодательства, представляется обоснованным правовым решением федерального законодателя.

В этой связи необходимо отметить, что изменения, внесенные в 2016 году в статью 6 Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» (далее – Федеральный закон № 101-ФЗ), были призваны обеспечить более эффективное вовлечение в сельскохозяйственное производство неиспользуемых или ненадлежащим образом используемых сельскохозяйственных угодий.

В пункте 17 статьи 6 Федерального закона № 101-ФЗ закреплено, что гражданин или юридическое лицо, которые приобрели право собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения по результатам публичных торгов на основании решения суда о его изъятии в связи с неиспользованием по целевому назначению или использованием с нарушением законодательства Российской Федерации и (или) на земельный участок, в отношении которого имеются сведения о его неиспользовании в течение трех и более лет по целевому назначению для ведения сельского хозяйства или осуществления иной, связанной с сельскохозяйственным производством деятельности, и не приступили к использованию такого земельного участка по целевому назначению в течение года с момента возникновения права собственности на него, несут ответственность в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Органы государственного земельного надзора по истечении указанного срока должны провести проверку соблюдения требований по использованию такого земельного участка по целевому назначению.

За использование земельных участков не по целевому назначению (не в соответствии с категорией земель или разрешенным использованием), невыполнение обязанностей по приведению земель в состояние, пригодное для использования по целевому назначению, установлена ответственность в виде штрафа в размерах, определенных в части 3 статьи 3.5части 1 статьи 8.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ).

В силу положений КоАП РФк ответственности привлекают в случае, если земельный участок не используется в течение трех и более лет для ведения сельхозпроизводства или другой связанной с этим деятельности.

В трехлетний период «нецелевого использования» не засчитывается время, когда участок нельзя было использовать в связи с обстоятельствами, которые исключают его использование, например стихийное бедствие (часть 2 статьи 8.8 КоАП РФ, статья 284 Гражданского Кодекса Российской Федерации, пункты 34 статьи 6 Федерального закона № 101-ФЗ).

Ответственность установлена так же за нарушение режима использования земельных участков из земель сельхозназначения, кроме тех земель, на которые не распространяется Федеральный закон № 101-ФЗ (части 22.1 статьи 8.8 КоАП РФ).

При этом следует отметить, что из содержания части 1 статьи 1.4, частей 1, 2 и 3 статьи 2.1 и частей 1 и 2 статьи 2.10 КоАП РФ вытекает, что административная ответственность в случаях, предусмотренных КоАП РФ, распространяется на физических и юридических лиц.

Поскольку специальное определение юридического лица как субъекта административного правонарушения в КоАП РФ отсутствует, правоприменители используют для соответствующих нужд положения Гражданского кодекса Российской Федерации, в силу которых юридическим лицом признается организация, которая имеет обособленное имущество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести гражданские обязанности, быть истцом и ответчиком в суде (статья 48).

КоАП РФ предусматривает, что административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое данным Кодексом или законами субъектов Российской Федерации установлена административная ответственность (часть 1 статьи 2.1); юридические лица подлежат административной ответственности независимо от места нахождения, организационно-правовых форм, подчиненности и других обстоятельств (часть 1 статьи 1.4).

Однако о том, что из себя представляет юридическое лицо как субъект административной ответственности, КоАП РФ умалчивает, оставляя тем самым открытым вопрос о допустимости отнесения к таким субъектам органов государственной власти и органов местного самоуправления, наделенных правами юридического лица (особое мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации С.Д.Князева относительно определения Конституционного Суда Российской Федерации от 24 сентября 2013 г. № 1397-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы администрации муниципального образования «Город Новодвинск» на нарушение конституционных прав и свобод частью 1 статьи 1.4, частями 1 и 2 статьи 2.1, статьей 2.10 и частью 1 статьи 17.15 КоАП РФ).

Согласно нормам части 2 статьи 41 Федерального закона № 131-ФЗ органы местного самоуправления, которые в соответствии с данным Федеральным законом и уставом муниципального образования наделяются правами юридического лица, являются муниципальными казенными учреждениями.

При этом они образуются исключительно для осуществления управленческих функций, и подлежат государственной регистрации в качестве юридических лиц в соответствии с федеральным законом. Следует иметь в виду, что органы местного самоуправления наделяются статусом юридического лица для осуществления собственной финансово-хозяйственной деятельности, участия в гражданском обороте от своего имени для удовлетворения исключительно собственных материально-технических, организационных и иных потребностей в целях реализации лишь их управленческих функций.

Для органов местного самоуправления этот статус имеет производное и вспомогательное значение.

В процессе реализации публично-властных полномочий органы местного самоуправления и органы местной администрации действуют соответственно только как органы публичной власти и структурные подразделения местной администрации. В этом же качестве органы местного самоуправления участвуют в гражданском обороте и в публично-правовых отношениях от имени и в интересах муниципального образования и его жителей.

В соответствии с частью 1 статьи 2 Федерального закона № 131-ФЗ под органами местного самоуправления понимаются избираемые непосредственно населением и (или) образуемые представительным органом муниципального образования органы, наделенные собственными полномочиями по решению вопросов местного значения.

Отсутствие государственной регистрации в качестве юридических лиц данных органов не является основанием для их упразднения в качестве органов местного самоуправления или лишения права данных органов на обладание собственными полномочиями. В связи с этим понятия «юридическое лицо» и «орган местного самоуправления, наделенный правами юридического лица» не являются полностью тождественными. Нормы Гражданского кодекса Российской Федерации не относят органы местного самоуправления к самостоятельным участникам гражданских правоотношений.

На основании изложенного, следует различать публично-правовой и гражданско-правовой статус органов местного самоуправления, наделенных правами юридического лица. Нельзя не учитывать и то обстоятельство, что налагаемые на органы местного самоуправления административные штрафы подлежат возмещению за счет средств местных бюджетов, которые предназначены для решения вопросов обеспечения жизнедеятельности населения муниципальных образований, то есть в данном случае административная ответственность фактически перекладывается на жителей муниципальных образований, которые не совершали соответствующего административного правонарушения.

Таким образом, Комитет неоднократно высказывал позицию, что в случаях участия органов местного самоуправления как юридических лиц в публично-правовых и иных отношениях, реализации ими публично-властных полномочий от имени и в интересах муниципального образования, привлечение их к административной ответственности за нарушения в соответствующих сферах правоотношений вызывает существенные сомнения.

В указанном случае органы местного самоуправления могут быть привлечены не к административной, а к публично-правовой ответственности (например, в статье 74 Федерального закона № 131-ФЗ предусмотрена ответственность главы муниципального образования и главы местной администрации перед государством).

Таким образом, недостаточная правовая определенность статуса органов местного самоуправления как юридических лиц при применении административного права на практике, в том числе – судебной, вызывает серьезные коллизии.

Однако вышеуказанные обстоятельства не исключают возможность привлечения к административной ответственности должностных лиц местного самоуправления за совершенные ими административные правонарушения (статья 2.4 КоАП РФ). Так, например, за нарушение отдельных норм законодательства со стороны органов местного самоуправления закреплена административная ответственность в виде наложения штрафов на должностных лиц (статьи 5.3, 5.21, 5.36, 5.47, 5.63 КоАП РФ и др).

При этом, согласно нормам статьи 2.4 под должностным лицом в КоАП РФ следует понимать лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, то есть наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах государственных внебюджетных фондов Российской Федерации,органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях и т.д.

Таким образом, полагаю, что административное наказание может назначаться должностным лицам органов местного самоуправления только
в пределах санкций, прямо предусмотренных отдельными положениями КоАП РФ.

Одновременно обращаю внимание, что Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 26 сентября 1996 г. № 92-О указал, что понятия «органы местного самоуправления» и «должностные лица местного самоуправления» не являются взаимоисключающими: должностное лицо местного самоуправления в зависимости от круга его полномочий может выступать и в качестве органа местного самоуправления.

Так, например, глава муниципального образования является и должностным лицом местного самоуправления, и самостоятельным органом местного самоуправления, что говорит о возможности его привлечения к административной ответственности и в том и в другом качестве.

Следует также отметить, что постановления и решения по делам об административных правонарушениях, предусматривающие наложение административных взысканий на органы местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления, могут быть обжалованы в соответствии с законодательством Российской Федерации. Так, при наличии доказательств объективной невозможности исполнения действующего законодательства в части целевого использования земельных участков сельскохозяйственного назначения (отсутствие заинтересованных инвесторов, природно-климатические и иные условия для ведения сельскохозяйственного производства в различных субъектах Российской Федерации и т.п.), производство по делу об административном правонарушении в отношении указанных органов и должностных лиц местного самоуправления подлежит прекращению (часть 4 статьи 24.5 КоАП РФ).

Дополнительно сообщаем, что с учетом необходимости совершенствования административного законодательства, в том числе в части уточнения отдельных положений КоАП РФ, касающихся административной ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления, в настоящее время создана рабочая группа по разработке новой редакции КоАП РФ, которая, как представляется, должна учесть и исправить существующие правовые коллизии в правоприменительной практике в указанной части.

Разъяснение дано Комитетом Государственной Думы РФ по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления на официальном сайте Комитета.

Автор:Светлана Бирюкова

Разъяснения Госдумы РФ. Обязательно ли точное дословное воспроизведение типовых форм в утверждаемых органами местного самоуправления положениях, регламентах? Допускается ли внесение изменений (дополнение или исключение) в типовые формы документов?

       Вопрос: Обязательно ли точное дословное воспроизведение типовых форм в утверждаемых органами местного самоуправления положениях, регламентах? Допускается ли внесение изменений (дополнение или исключение) в типовые формы документов?

       Ответ. Типовая документация — формы документов, наиболее употребимые при разработке проекта, заключении сделок, контрактов (Райзберг Б.А., Лозовский Л.Ш., Стародубцева Е.Б. «Современный экономический словарь. — 6-е изд., перераб. и доп. — М.» (ИНФРА-М, 2011).

Типовая документация (типовые положения, регламенты, договоры, схемы и т.д.) может быть разработана федеральными органами государственной власти Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации или органами местного самоуправления. Соответственно изменения в типовую документацию должны вноситься тем органом власти, который ее утвердил.

Так, например, Правительством Российской Федерации была утверждена типовая форма трудового договора с руководителем государственного (муниципального) учреждения (Постановление от 12 апреля 2013 г. № 329). Министерству труда и социальной защиты Российской Федерации было поручено давать разъяснения по применению данной типовой формы. Что же касается изменений типовой формы, то они вносились в нее два раза Правительством Российской Федерации.

В качестве примера можно также привести типовую форму контракта с лицом, назначаемым на должность главы местной администрации по контракту (Закон Амурской области от 10 октября 2008 г. № 108-ОЗ). Произвольные изменения в указанный контракт вноситься не могут. Для его изменения необходимо внести поправки в данный региональный закон.

Или, например, Решением Мазановского районного Совета народных депутатов Амурской области от 30 мая 2007 г. № 438-р утверждено положение о дружинах по охране общественного порядка и типовая форма устава дружины по охране общественного порядка. В указанную типовую форму устава изменения может внести только представительный орган данного муниципального района.

Представляется, что типовая форма предполагает при ее применении точное ее воспроизведение, за исключением той ее части, которая оставлена для заполнения (вариативная часть типовой формы). Вместе с тем, полагаем, что данные документы носят рекомендательный характер, если иное не установлено принявшим ее нормативным актом.

Разъяснение дано Комитетом Государственной Думы РФ по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления на официальном сайте Комитета.

Автор:Светлана Бирюкова

Разъяснения Госдумы РФ по вопросу переизбрания депутатов представительного органа муниципального района

       Вопрос: В случае окончания полномочий представительного органа муниципального района, избираемого путем делегирования глав поселений и депутатов представительных органов поселений, должен ли представительный орган каждого поселения принимать новое решение о делегируемых депутатах или ранее принятые решения сохраняют свою силу и делегированные этими решениями депутаты автоматически становятся депутатами представительного органа муниципального района нового созыва?

       Ответ. В соответствии с ч. 4 ст. 35 Федерального закона № 131-ФЗ представительный орган муниципального района в соответствии с законом субъекта Российской Федерации и уставом муниципального района может состоять из глав поселений, входящих в состав муниципального района, и из депутатов представительных органов указанных поселений, избираемых представительными органами поселений из своего состава в соответствии с равной независимо от численности населения поселения нормой представительства; либо может избираться на муниципальных выборах на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании.

В случае досрочного прекращения полномочий представительного органа муниципального района, сформированного в соответствии с п. 1 ч. 4 ст. 35 Федерального закона № 131-ФЗ, представительные органы соответствующих поселений, внутригородских районов обязаны в течение одного месяца избрать в состав представительного органа муниципального района, городского округа с внутригородским делением других депутатов (ч. 19 ст. 35 Федерального закона № 131-ФЗ).

Указанная норма Федерального закона № 131-ФЗ предполагает принятие нового решения о делегируемых депутатах представительными органами соответствующих поселений.

Разъяснение дано Комитетом Государственной Думы РФ по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления на официальном сайте Комитета.

Автор:Светлана Бирюкова

Разъяснения Госдумы РФ. Вправе ли представительный орган муниципального образования ограничить присутствие представителей СМИ на своих заседаниях, а также на заседаниях комитетов, комиссий представительного органа муниципального образования?

        Вопрос. Вправе ли представительный орган муниципального образования ограничить присутствие представителей СМИ на своих заседаниях, а также на заседаниях комитетов, комиссий представительного органа муниципального образования?

        Ответ. Право на информацию, исходя из ч. 4 ст. 29 Конституции РФ (каждый имеет право свободно искать, получать, производить, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом), можно классифицировать на ряд основных юридических возможностей: возможность доступа к информации, возможность обмена информацией, возможность производства информации.

Согласно ст. 6 Федерального закона от 9 февраля 2009 г. №8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» (далее – Федеральный закон №8-ФЗ) доступ к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления может обеспечиваться следующими способами: присутствие граждан (физических лиц), в том числе представителей организаций (юридических лиц), общественных объединений, государственных органов и органов местного самоуправления, на заседаниях коллегиальных государственных органов и коллегиальных органов местного самоуправления, а также на заседаниях коллегиальных органов государственных органов и коллегиальных органов органов местного самоуправления.

Данная норма детализируется в ст. 15 Федерального закона №8-ФЗ: коллегиальные государственные органы и коллегиальные органы местного самоуправления обеспечивают возможность присутствия граждан (физических лиц), в том числе представителей организаций (юридических лиц), общественных объединений, государственных органов и органов местного самоуправления, на своих заседаниях, а иные государственные органы и органы местного самоуправления на заседаниях своих коллегиальных органов. Присутствие указанных лиц на этих заседаниях осуществляется в соответствии с регламентами государственных органов или иными нормативными правовыми актами, регламентами органов местного самоуправления или иными муниципальными правовыми актами.

Таким образом, возможность присутствия граждан (физических лиц), в том числе представителей организаций (юридических лиц), общественных объединений, государственных органов и органов местного самоуправления, на своих заседаниях, а иных государственных органов и органов местного самоуправления — на заседаниях коллегиальных государственных органов
и коллегиальных органов местного самоуправления ставится в зависимость от наличия соответствующих норм в регламентах государственных органов или иных нормативных правовых актах, в регламентах органов местного самоуправления либо муниципальных правовых актах.

Посещение заседаний органов власти представителями средств массовой информации урегулировано Федеральным законом от 13 января 1995 г. № 7-ФЗ «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации». При этом заседания органов власти могут быть закрытыми, если на них рассматриваются вопросы, связанные со сведениями, содержащими государственную тайну или служебную тайну. В связи с этим в нормативном акте субъекта Российской Федерации должен быть четко определен исчерпывающий перечень оснований, по которым заседания могут быть объявлены закрытыми, и порядок принятия решения о проведении закрытого заседания.

Специального закона в отношении освещения деятельности органов местного самоуправления в средствах массовой информации нет. Представляется, что заседания органов местного самоуправления могут также проходить в закрытом режиме. И на них, соответственно, не смогут присутствовать представители средств массовой информации.
Однако в нормативных правовых актах, в регламентах органов местного самоуправления либо муниципальных правовых актах эти вопросы должны быть четко и исчерпывающе определены.

Аккредитация журналистов регулируется ст. 48 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» (далее – Закон о СМИ) и принимаемыми в соответствии с указанным Законом правилами аккредитации конкретной аккредитующей организации. Ст. 48 Закона о СМИ дает общую характеристику содержанию прав и обязанностей журналистов и аккредитующих организаций, оставляя за рамками данного Закона детальную процедуру получения и основания лишения аккредитации, некоторые другие важные моменты. В соответствии с указанными положениями правила аккредитации не являются едиными для всех.
Они устанавливаются самими органами государственной власти и местного самоуправления, организациями, учреждениями, органами общественных объединений, аккредитующими при себе работников прессы. Редакции имеют право подавать заявки на аккредитацию своих журналистов, однако их удовлетворение зависит от того, соответствуют ли они установленным правилам аккредитации.

Учитывая вышеизложенное, представители средств массовой информации не могут участвовать на закрытых заседаниях органов местного самоуправления. Кроме этого их участие в заседаниях указанных органов должно быть согласовано.

Разъяснение дано Комитетом Государственной Думы РФ по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления на официальном сайте Комитета.

Перейти к верхней панели